«Кривая» инвентаризация не позволила взыскать с работника всю похищенную сумму — новости налоги

© anekdotov.net

После увольнения бухгалтера вскрылась недостача — отпираться виновница не стала, но выплатила не всё. «Проколы» в документальном оформлении позволили ВС решить, что не доказан ни размер ущерба, ни наличие оснований для полной матответственности.Р., работавшая в ООО бухгалтером, заключила договор о полной индивидуальной матответственности, а затем была переведена на должность руководителя службы в обособленное подразделение фирмы и через некоторое время уволилась. Уже после этого работодатель выявил ряд махинаций в проведении оплат по розничным договорам и оприходовании денежных средств. Сама Р. признала факты подлога документов и хищения денег в сумме 1,9 млн рублей.

Написав объяснительные со схемами хищений, Р. подписала с фирмой соглашение о возмещении ущерба, однако в оговоренный срок не уложилась — а по условиям соглашения это должно было стоить ей 0,2% от неуплаченной суммы в день. Спустя 3,5 месяца, вернув работодателю 1,389 млн, Р. прекратила платить, и фирма направила ей претензию с требованием погасить остаток задолженности и, не получив денег, обратилась в суд, чтобы взыскать оставшийся долг, а заодно и неустойку. 

Суды двух инстанций удовлетворили требования фирмы, признав за истцом наличие оснований для взыскания задолженности и неустойки — матответственность и согласие ответчицы на возмещение ущерба. Р. подала встречный иск, требуя признать соглашение о возмещении ущерба недействительным, поскольку, по её утверждению, изначально речь шла о пропаже 1,4 млн рублей, но работники работодателя, вызвав её в офис, вынудили подписать документ на бóльшую сумму. Иск этот удовлетворён не был.

Определением от 03.06.2019 по делу № 9-КГ19-5 ВС отменил решение предыдущих инстанций. Как отметил суд, матответственность предполагает возмещение прямого действительного ущерба, и бремя доказывания наличия и суммы ущерба закон возлагает на работодателя. 

Однако недостачу, по поводу которой было заключено соглашение о возмещении, работодатель оформил с существенными нарушениями — поэтому размер ущерба суд признал не установленным. Акта служебного расследования, по мнению ВС, недостаточно: найденные расхождения должны быть учтены в первичке, а она по итогам инвентаризации была составлена ненадлежащим образом.

Вторым препятствием ко взысканию долга в заявленном размере оказалось установленное ВС отсутствие у работодателя оснований для заключения с Р. договора о полной матответственности. А раз таковой и нет, то и возмещать полную сумму ущерба ответчица не должна. 

Отменив решения судов, ВС вернул дело на рассмотрение в суд первой инстанции. 

В похожем деле, где сумма ущерба не ставилась под вопрос, а виновница вернула долг полностью, работодатель решил взыскать проценты за пользование деньгами — но суды отказали: возмещается лишь прямой действительный ущерб.